lenta.larp.ru — Агрегатор новостей ролевых блогов и сайтов
Тестовый режим
О проекте  Добавить блог  Последние активные (0)
Поиск
Sites: 68, articles: 7241
Last scan: 2019-06-19 15:06:10
lenta.larp.ru: rojkov: Бредни престарелого ролевика: Как нас вставило, Боже!
rojkov
rojkov
Как нас вставило, Боже!
Бредни престарелого ролевика, научпоп-Комкон 2017, 2019-01-01 18:18:26

Еще один новогодний подарок ролевому сообществу, опять по нейрофизиологии.
Екатерина Григорова (РИ) на Комконе 2017 года прочитала лекцию "Как нас вставило, Боже. Чтоб вас вставило тоже". Еще один ответ на тему происхождения нашего простого ролевого счастья.

Видео

[LJ-video]

Читать

Как нас вставило, Боже.

Лекция Екатерины Григоровой (РИ) на Комконе 2017

Пока вы заполняете анкеты, я расскажу, как все начиналось. Когда-то в 2012 году Шагги читала на Комконе лекцию про гормоны и свела гормоны и типологию баквела, но не дала инструменты оценки себя как игрока и не дала мастерского инструмента – что с этим делать. Частично мой семинар будет повторять то, что рассказывала Шагги, но я думаю не все это слышали. А частично я буду рассказывать о том, как перенастроить наши мозги, чтобы получать больше удовольствия от ролевых игр.

Первая часть семинара про то, что происходит, когда мы ощущаем удовольствие. А вторую часть я буду рассказывать, как перенастраивать и переделывать собственный мозг. Звучит интригующе, требует небольшой доли честности с собой и желания что-то менять. Так как РИ это часть реальной жизни, то в реальной жизни это тоже работает.

У меня нету биологического образования, есть околопсихологическое образование и 10 лет самообразования в области психологии и нейрофизиологии. Если у вас возникнут сложные вопросы, то я могу подсказать к кому обратиться.

Я даю тест в начале. Потому что по мере рассказа вы поймете, что как соотносится, и начнете привирать в свою пользу. По мере рассказа вы все поймете и окажется, что вы себя обманывали, в реальности вам надо было другое, и мастера, дайте мне этого побольше.

Так случилось, что мы наследуем тем нашим предкам, которые выжили. Т.е. выбрали стратегию выживания, передали гены детям, смогли их воспитать, обеспечили передачу генного пути через много много поколений до нас. Это значит, все наши предки были чертовски эффективными, самыми умными, приспособляемыми и лучшими. Матушка природа сконструировала нас так, что действия, которые приводят к выживанию, надо стимулировать. Она дает нам химический механизм вознаграждения за наши действия, создавая в нас чувства удовольствия, радости, ощущения, что я кругом молодец за те действия, которые делают нас успешными на выживательном поприще. Чтобы сказать нам «не ходи туда», природа дала нам в нагрузку неприятные ощущения, которые говорят нам «вот эти ягоды не ешь, потому что ты умрешь». Ты испытываешь стресс при виде этих ягод и не будешь их есть, потому что это опасно.

Так случилось, что мы все эволюционировали из рептилий. И если посмотреть на состояние нашего головного мозга, то у всех у нас есть часть головного мозга кортекс – рептильный мозг. Именно эта часть отдает команды на выброс гормонов, чтобы мы почувствовали себя плохо или хорошо. А потом в процессе эволюции у приматов наросла такая полезная штука, как неокортекс или кора головного мозга, которая рефлексирует происходящее и говорит «субьективно мне хорошо, но давай я подумаю, а действительно ли мне хорошо или не очень, должен ли я бояться этого нарисованного тигра». Рептильному мозгу пофигу, когда он видит картинку тигра. Он говорит «Алярма, сейчас будет тигр» и дает приказ системе выкинуть в кровь некоторое количество гормонов, которые спровоцируют в вас специфическое состояние. Вы соберетесь, приготовитесь бежать, у вас подскочит давление, мышцы придут в тонус, вы напряглись. А потом кора головного мозга говорит «да нет, тигр нарисованный, выдыхаем». Выработка гормонов дальше не продолжается. Первый механизм, который у вас есть, это мозг ящерицы.

Природа долго думала, как нас вознаграждать за выживание, и придумала. Существуют четыре специфических гормона, которые отвечают за ощущение радости и удовольствия. Это дофамин, эндорфин, окситоцин и серотонин. Каждый из них выделяется в кровь лимбической системой при определенном типе поведения, вызывает специфические ощущения и переживания, и может достигать своих пиковых значений при определенных повторяющихся действиях. Чем больше повторяем, тем больше выделяется гормона.

Если бы мы все время повторяли действия, приносящие нам удовольствия, мы бы ходили как обдолбанные наркоманы. Если ты ходишь в эйфории и удовлетворенном состоянии, тебе дальше не за что бороться, тебе и так хорошо, зачем тратить драгоценную энергию. Поэтому выбросы гормонов происходят по синусоиде – доходят до пика и идут на спад. Ты делаешь что-то, доходишь до пика, пытаешься повторить, но природа тебе говорит «Вообще то ты уже знаешь, как добывать орехи с этой пальмы, недостаточно на кнопочку жмешь, надо найти место, где еще больше орехов». Нажатие на кнопочку все меньше удовольствия приносит.
Вдобавок к этому природа снабдила нас механизмом наказания – гормон кортизол – гормон стресса. Он провоцирует у нас ощущение тревоги и дискомфорта. И провоцирует ощущение стресса, если окружающая среда неблагоприятна для нашего выживания. А когда его совсем много, у вас состояние паники и ужаса. И для того, чтобы его убрать, надо либо убрать ситуацию стресса, либо включить мозги : я понимаю, что ситуация стрессовая, но давай успокоимся и выдохнем, потому что в состоянии стресса думать тяжело.

Когда возникает травма или угроза травмы, у вас появляется ощущение собранности, и вы готовитесь убежать из этого опасного места или дать отпор. Если отпор не дадите, боль будет существенно больше. Появляется ощущение легкости и забвения. Это эндорфин. Он вырабатывается в процессе сокращения мускулатуры. Он возникает в ответ на физическую травму, смех и плач. Он появляется, когда вы напрягаетесь перед битвой. Люди, которые любят вонзаться, знают ощущение, когда перед боем тебя накрывает вдохновение «сейчас меня понесет в битву». Оно возникает в ответ на реальную опасность. Если ты чувствуешь, что тебе вломят и будет больно, то организм приглушает болевое ощущение. Эндорфин это предиктор морфина. Он дает силы убежать, но не дает забыть, что ты в опасности и больно. Это гормон, вызывающий эйфорию. Эндорфиновый приступ – когда занимаешься спортом и тянутся мышцы, то происходит выброс эндорфина. Есть эйфория бегуна, когда ты долго бежишь. Ощущение «я сейчас сдохну» провоцирует организм выбросить эндорфинчику, чтобы человечек донес свои презренные гены до следующего этапа.

Очень часто при описании подобных эйфорических состояний мы перед битвой испытываем адреналиновый подьем. Ошибочно называют этот подьем адреналиновым. Эндорфин это ответ на физическую боль. А адреналин это нейромедиатор, который обеспечивает передачу электрических сигналов от одного нейрона к другому, увеличивая возбуждение нейронов. Перед каждым моментом, когда доложно что-то случится, у нас вырабатывается адреналин в разных количествах. И он провоцирует усиление всех гормонов радости и счастья в организме. Он вас собирает и дает энергию для следующего рывка. Какой это будет рывок – эндорфиновый или дофаминовый – значения не имеет.

Следующий гормон – окситоцин. Его ошибочно называют гормоном любви, но это не так. Это гормон, который провоцирует удовольствие от обнимашек – гормон обьятий, удовлетворение от доверия другому человеку. Когда мы вступаем в социальное взаимодействие, мы знаем, что оно способно причинить боль. Наш собеседник может быть страшным и опасным, проявляющим агрессию. Для того, чтобы человеческие сообщества не распадались, выработался окситоциновый механизм поддержки группового доверия. Чем больше мы доверяемся друг другу, тем больше окситоцина вырабатывается. Тактильные ощущения и допуск в собственные границы дают окситоцин – тепло, приятно, уютно. Это инструмент сплачивания социальной группы. А чем она более сплочена, тем лучше. Окситоцин важен в межличностном общении, он часть любви (любовь это сочетание всех гормонов). Он вырабатывается в момент, когда мы рождаемся и когда влюбляемся. Когда мы рождаемся, у матери и ребенка много окситоцина, чтобы запечатлеться и хорошо относиться друг к другу, чтобы этот беспомощный человек мог вырасти. Матери это дает силы бороться за выживание этого набора генов до конца. А второй раз окситоцин дается, когда мы влюбляемся, потому что нам нужно человека невероятно близко подпустить в свои границы, а это очень страшно и опасно. Но нашим генам надо продолжаться, а влюбленность – отличный механизм передачи этих генов. Это мы сейчас можем безнаказанно влюбляться несколько раз. А раньше про предохранение никто не знал. Так что самец должен еще несколько лет позаботиться о последствиях своей влюбленности – женщине и детеныше.

У окситоцина есть особенность – он разрушает наши нейронные связи. И поэтому при любви мы глупеем, это правда. Чтобы принять человека в свои границы, нужно освободить место в нашей коре головного мозга, и чтобы человек завязался на наших нейронных путях. Надо почистить мозг, и окситоцин по нашим нейронным связям проходит ластиком. Эта важная особенность поможет понять, как перенастраивать мозги. Окситоцин в этом сильно участвует.

Дофамин. Многие считают, что это гормон вырабатывающийся в ходе получения плюшки. На самом деле, он вырабатывается, когда вы идете к цели, причем новым неизведанным способом. Он стимулирует вас искать новые пути достижения цели, которая перед вами поставлена. Пример – автомат для выдачи еды, в котором лежит вкусняшка. Я подхожу к непонятной этой штуке и она даст мне еду. Даем автомату еду, и процесс получения еды очень приятен. На второй или пятый раз эти ощущения не так ярки.

Дофамин вырабатывается у всех животных. Он в основном вырабатывается во время поиска еды, и формирует наши нейронные связи так, что мы понимаем – в этом месте еда. Понимаем, что если что-то сделать, то будет еда. Он формирует наши навыки по добыванию пищи. У людей поведение более сложное, поэтому дофамин вырабатывается при получении навыков по достижению любых целей.

Чем больше способов по достижению цели использовали, тем сильнее будут нейронные пути, которые дадут навыки и опыт по достижению цели. А за неудачный опыт дают кортизол «не ходи туда, там тигры».

В компьютерных играх дешевые способы по достижению целей энергетически. Организм «я нашел способ получать дешевое удовольствие». Вот что выбрать – занятие спортом или компьютерную игру? Если у тебя с рефлексией плохо, то халявный источник удовольствия надо брать.
Вот пример с окситоцином. У нас пошло не очень хорошо социальное взаимодейтсвие, мы испытываем тревогу. Что нужно сделать по хорошему? Прокачать свои социальные навыки, маневрировать, общаться с другой стороной, чтобы она нас погладила и дала окситоцинчику. А можно пойти сьесть пирожное, которое даст нам удовольствие быстро. И организму все равно, откуда получать удовольствие. Он хочет попроще и полегче. А потом закрепляется – когда плохо от недостатка окситоцина, ты раз пирожное, два пирожное и 90 килограммов. А потом пирожное перестает приносить тебе удовольствие. Тебе придется больше пирожное, изысканнее, разные пирожные. Одна пироженка уже не дает дофамин, а две пироженки. А потом на весах у тебя вырабатывается кортизол, который ты опять заедаешь пирожным.

Мы не животные и можем понять про порочный круг удовольствий, а можем не понять. Тут каждый сам себе злобный крокодил, затягивая себя в круг порока. И требуется сильный стресс, чтобы из него вырваться. Требуется сильный стресс. Например, толстяков не любят – утрата социальных связей. Перед ними закрываются вещи, которые приносят ему боль и страдания. И человек либо борется, либо совсем опускается на дно. Вот толстые эльфийки – им роль не дадут, нет нужного почитания и признания. Человеческую натуру не обманешь, эльфы должны быть худые, стройные, со светом Амана в глазах.

Четвертый гормон – серотонин. Это гормон в процессе построения социальной иерархии. Чем выше вы находитесь на ступенях социальной иерархии, тем больше серотонина вырабатывается, особенно у мужчин. Борьба за альфа-самца обьективна. Чем ты выше в социальной лестнице, тем больше серотонина. Зачем нужно : чем выше твое положение в социуме, тем больше шансов у тебя продолжиться. Доминантным самцам лучше дают самочки. Чем выше статус в иерархии, тем больше у вас удовольствие. Репродуктивный бонус для природы самый важный, а для вас – дополнительный.
Если бы серотонин только за иерархическую борьбу давали, было бы печально. Наш организм научился вырабатывать серотонин от самого факта признания. Вот я стою перед вами, вещаю, и у меня серотонин поступает в кровь, у меня поднимается настроение и это провоцирует выступать все чаще и больше. Я люблю статус и социальное положение. Я ведь серотониновый наркоман – чем больше признания, тем лучше мне. Я могу прийти к мастеру и сказать, что хочу на старте уже получить статус (это ведь энергетически выгоднее) . Я уже заезжаю боссом, и это круто работает.

Мы можем в рамках нашей игры ролевой модели социума занимать различные роли, дающие статус и признание. Роль учителя это статусная роль. Тот, кто ездит учителем тоже любит серотонин. Он любит власть и признание. Попробуй его с этой роли сместить, будет взрыв эмоций.
Каждую ролевую деятельность можно категоризировать этим типом удовольствия. Вот дофамин это исследователи, учёные. Цель легко поставить, есть легкодоступные средства ее достижения. Те кто любят играть в науку дофаминовые наркоманы. Есть цель, есть средства ее достижения более или менее сложные. Чем выше сложность, тем выше стресс.

Каждый раз когда лимбическая система вырабатывает гормоны радости, одновременно в кровь поступает кортизол. Чтобы не расслаблялись. Чем выше радость, тем выше стресс. Стресс может быть связан с позитивными переживаниями. Момент получения высшего удовольствия дает стресс, чтобы вы не расслаблялись и не пропустили следующую опасность. Чтобы выжить, ты не должен расслабляться.

Был такой ученый в 70х, который занимался компьютерными играми. Ричард Бартл. Он создал типологию игроков по видам удовольствия. И эта схема хорошо ложится на схему с гормонами. Он выделил четыре типа игрока : киллер, карьерист, коммуникатор и исследователь. На самом деле киллер получает удовольствие от физических взаимодействий, это эндорфиновый наркоман. Карьерист – серотонин, коммуникатор – окситоцин и исследователь – дофамин.

Сейчас вы можете посмотреть на результаты вашего теста.

Киллеры направлены на взаимодейтсвие с личностями, которые способны им вломить. Карьеристы больше будут взаимодействовать с социумом, чем больше людей, тем лучше. Им надо общество и иерархию строить. Где мало людей, доминировать не интересно.
Эндорфиново-окситоциновый тип – вонзаться и обниматься. Собрать взвод своих ребят и кому-нибудь ввалить.

Мы рождаемся с чистым мозгом, и основные связи образуются в первый год жизни. Нейроны проводят электрические сигналы, которые рождают в нас чувства, мысли – обеспечивают нашу жизнедеятельность. Мы можем позволить за счет привязки матери к ребенку долгое постнатальное созревание. Ребенок рождается с недоразвитым организмом, и мы его выращиваем до самостоятельной жизни. У рептилий рождается уже совсем готовый ребенок с полным набором навыков. Все стратегии ящерицы уже записаны. Когда среда обитания меняется, все подобные виды умирают. Уникальность приматов в том, что мы умеем приспосабливаться и передавать знания посредством научения. А также формировать свой опыт и приспосабливаться к новой среде обитания за счет палки-кортизола и четырех морковок – гормонов радости.

Нейронные пути – у нас при выприыскивании гормонов нейронный путь формируется за какое-то количество времени. Чем чаще сталкиваемся с вызовом среды, тем чаще реагируем и формируем нейронные дорожки, по которым проходит сигнал. Основные пути формируются в раннем детстве, поэтому детские привычки труднее всего переучивать.

Если посмотреть на строение нейрона – он смешно выглядит. У него входы – цепторы, которые воспринимают химические вещества, а на выходе аксоны, которые передают электрические сигналы. Чем старше мы становимся, тем медленнее формируются связи. Всякий раз, когда вы давите на кнопку получения удовольствия, тем быстрее проходит сигнал, формируется дорожка, которая превращается в автобан. Но если давить на одну кнопку постоянно, то уровень гормона падает, и поездка по этому автобану перестает приносить удовольствие. К счастью, окситоцин способен эти связи разрушать. Окситоцин это гормон доверия и обнимашек.

Когда у нас пики окситоцина в крови, наши пути разрушаются. Путь к получению удовольствия – подточить пути окситоцином, а потом повторить создание тропинок между нейронами.
Мы привыкаем получать удовольствие. Например, эндорфин – удовольствие через боль. И это сокращает спектр наших удовольствий. Потому что это не единственный способ. Можно посмеяться, поплакать, заняться спортом. И чтобы расширить наше поле зрения, надо думать. Я не хочу получать эндорфин через боль. Кортизол очень эффективная дубинка для научения, он более эффективно прокладывает автобаны в нейросети.

Прием из когнитивно-поведенческой терапии – чтобы перестать выгорать на ролевых играх, подумайте те основные деятельности, которые принесли вам удовольствие. Я серотониновый наркоман, мне надо сидеть царем горы. Но я могу попробовать другие гормоны. Наример, поиграть в модели и покурить дофамин. Цель ясна, средства достижений ясны. Подумайте, какие попроще модели, в которые вы можете поиграть.

Еще исследование мира через его натурное познание – ходьба в донжоны, библиотеки, общение с персонажами, которые обладают информацией. Туда же можно включать разведку и контрразведку, шпионаж. Практические эксперименты.

Методы достижения цели могут быть и социальными. Что еще можно сделать для получения серотонина? Это постоянный фидбэк от твоей аудитории – обучение, идеологическая работа, жречество, идейное лидерство. Менестрель-селебрити, например.

Игры в построение иерархии, экономические войны. Игра в экономику приносит статус. Игры в восстановление собственного статуса. Если ты уже король, то получаешь серотонин за счет того, что уже там находишься. Конкуренты обеспечивают тебе стресс, но не удовольствие. Конкуренция приносит серотонин и кортизол.

Окситоцин – любая социальная игра на дружественном поле – коммуникация. Обеспечьте себе дружественные и родственные связи. Если ты приедешь в незнакомую тусовку, то получишь стресс, потому что тебе надо много энергии потратить на вписку.

Окситоциновый наркоман наберет много дружественных персонажей и до игры, спишется с ними до игры, пообнимается, чтобы окситоцин скрепил наше доверие, а на игре надо будет уже собирать урожай.

Эндорфин на игре это вонзаться. Игры про вонзалово бывают разные. Тут надо обмануть свой мозг ящерицы, что будет вонзалово. Тут игры в ГП очень хороши – вонзалово е сть, а боли нет. Тут ты будешь изображать страдание от боли, тогда эндорфин выработается. А еще эндорфин вырабатывается от физических нагрузок. И их тоже надо включать в игру. Тяжелая физическая работа вызывает приступы удовольствия. Если ты хочешь игрокам обеспечить эндорфин без травматизма, дай им осмысленное физическое воздействие. 20 кругов по лесу не работает, а полоса препятствий работает.

Секс отыгрывать отжиманиями не интересно, потому что немного эндорфина вырабатывается. Организм не любит тратить энергию. Она раньше тяжело доставалась, организм ее любит накапливать. Поэтому траты энергии без смысла удовольствия вам не принесут. А вот модель секса на Западе Арс-Арманди работает хорошо. Два человека начинают гладить руки друг друга и стонут. От этого гипервентиляция легких и измененное состояние сознание. Но это тем, у кого все хорошо с тактильным контактом.

Социальный конфликт провоцирует выработку кортизола, а на его разрешение ты тратишь окситоцин. Во время спора вырабатывается серотонин, поэтому спорить любят серотониновые наркоманы.

Какие еще деятельности можно еще применять, чтобы увеличить свое удовольствие? Исследование данженов, окситоциновая поддержка, которая скомпенсирует стресс плечом друга. Любая окситоциновая поддержка помогает пережить стресс.

Я боюсь боли, и мне не нравится эндорфин. Но можно в Гарри Поттере получить эндорфинчик в бесконтактной боевке. Набираем себе друзей и возаемся с монстрой. Палочковая магия теперь у меня связана с позитивными ощущениями – это же круто, это приносит удовольствие. И мозг не помнит, что это было окситоциновое удоволсьвтие. И я поеду на игру, потренируюсь и получу свое удовольствие.

В иерархические игры лучше играть с поддержкой. Чтобы не долбануться со стрессом, который ты будешь испытывать в борьбе за власть, обеспечь себе окситоциновую поддержку. Ты можешь переползти из третьего лучника в первого при поддержке друзей, потому что без нее ты огребешь уровень стресса и бросишь эту работу.
Надеюсь, вам это было полезно.

Комментарии: 1